Революция свершилась!

Как дедушка Ленин чернила кушал.
Посадили дедушку Ленина в тюрьму. И сидит, значит, он в тюрьме и думает: "Это, - думает, - что же такое? Это, еже ли, к
примеру, мне тут два года посидеть, ничего не делая, то и революции не будет? Нельзя так, надо работать, работать и
работать!" А жандармы не хотят, значит, чтобы дедушка Ленин работал, потому как нафига им эта революция? Убьют еще
нечаянно. "Пускай, - думают, - посидит и ничего не пишет". И смотрят, значит, жандармы за дедушкой Лениным и писать ничего
не дают. А тому как не писать? Тому революция во как нужна, позарез прям. Ему, может, даже не спится без нее. Вот как дедушке Ленину
революции-то хотелось.Вот он и думает: "Надо, - думает, - написать письмо партийным товарищам, чтобы они, значит, готовили
эту самую революцию. А, - думает, - как только я выйду, так мы сразу ее и зафигачим".
Тут смекнул дедушка Ленин, что можно молоком писать на бумаге разной. Так-то молока не видно, но ежели бумажку ту над огнем
подержать, так сразу буковки и появятся.
"Но, - думает дедушка Ленин, - все равно заметят эти сатрапы, что пишу, молоко перестанут давать. Так ведь и с голоду
навернуться можно. Надо, - думает, - перехитрить этих прихвостней самодержавных".
И вот принесли дедушке Ленину молока с хлебом. Жандармы-то не знают, глупые, что можно молоком по бумажкам писать, они-то
думают, что его только пить можно, глупые. А дедушка Ленин молока-то не пьет, а думает: "Как бы мне понезаметнее письмецо-то
накатать?", и хлебушек пожевывает. А хлебушек-то как глина, совсем жуется плохо. Тут смекнул дедушка Ленин, что можно из
хлеба чернильницу слепить. "Вот, - думает, - где собака-то черт-те что понаделала!". Ну и давай он хлебец мять и черт-те что
с ним делать. Час прошел, два. А жандармы-то в глазок глядят - дедушка Ленин фигней мается, а не пишет. "Ну, - думают, - чем
бы Вовка не маялся, только бы план своим дружкам на волю не написал, как, значит, революцию сделать". И радуются, значит,
жандармы, что дедушка Ленин фигней мается, а не пишет.
Долго дедушка Ленин старался. Но такую чернильницу слепил - прелесть. Непроливаечка, а по краям узор красивый. Поглядел
дедушка Ленин на свою работу и подумал: "Ну, ежели я такую чернильницу прекрасную смастерил, то революцию мне раз плюнуть
сделать".
Ну вот, налил дедушка Ленин молока в эту чернильницу, спичку на манер пера зубами заточил, книжку какую-то положил перед
собой (скромная книжка, про Иванушку-Дурачка) и давай всякие разности писать: про революцию, про жизнь вообще, про то, как
лампочки делать, и про то, чтоб Надюша не забывала ему денег на курево присылать (сам-то он не курил, но соседи по камере
просили очень).
Посмотрели жандармы в глазок - вроде пишет чего-то. "Ну, - думают, - щас войдем, чернила заберем, а самого в карцер
посадим". Только в камеру зашли, а дедушка Ленин - хоп чернильницу в рот, стоит сам, как будто хлебушек с молоком ест,
спичкой в зубах ковыряет и сказки про Иванушку-Дурачка читает. Посмотрели жандармы - прикопаться не к чему. Посмотрели на
книжку, подивились - нет никаких надписей посторонних. Ни чернил нет, ни пера, ни чернильницы. А дедушка Ленин смотрит на
них глазами честными, а сам думает: "Вот, блин, такую чернильницу из-за вас сожрать пришлось. Сатрапы вы, сатрапы". Убрались
жандармы восвояси.
А скоро и дедушку Ленина освободили, за примерное поведение. И Невдомек жандармам. сколько он всяких писем тайных на волю
из тюрьмы передал.
Только вот привязалась к дедушке Ленину одна привычка, не очень хорошая. Бывало, сидит он в кабинете, пишет что-нибудь. А
тут Надежда Константиновна дверью нечаянно хлопнет. А дедушка Ленин, с испугу да по привычке, ну давай чернильницы глотать.
А чернильницы-то стеклянные, а то и железные, а порой мраморные да гранитные. И как хлопнет дедушка Ленин себя такой
чернильницей по зубам, да еще чернил невкусных наглотается, и давай на пианино играть от злости. А Надежда Константиновна
посмотрит на него, всплакнет, почувствовав себя виноватой, да и скажет тихонечко: "Лучше б ты меня, Володенька, ударил
легонько, чем пианину-то мучить", - и уйдет, вся в слезах.
А дедушка Ленин все никак успокоиться не мог после такого. Все играл и играл, и играл, и играл...
Ленин говорит своему заму: "Когда я умгу, похороните меня в мавзолее, но мой член отдельно."
Зам: "Зачем, Владимир Ильич?"
Ленин: "Как зачем, батенька. Вот пгидет в мавзолей Магтов,
посмотгит на меня и скажет: О, Ленин умер и хег с ним, и будет как всегда неправ."
Голяки у Ленина.
Ленин подался со сцены в зал, выбросил характерным жестом руку вперёд и к восторгу собравшихся объявил:
- Великая Сексуальная революция, о необходимости которой так долго пела Алла Борисовна, свершилась, товарищи!!
Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить.
(Ненужное зачеркнуть)
В винный магазин заходит невысокий мужичок в кепке и, слегка картавя, обращается к продавщице:
- Мне погтвейна тгиста ггамм.
- Мы в розлив не продаем!
- А мне не в гозлив, а в Шушенское.
- Товарищ Сталин! Заканчиваем ликвидацию!
- Какую ликвидацию?
- Ликвидацию безграмотности!
- Хорошо! Начинайте следующий этап: ликвидацию грамотных!
- Подпишите, пожалуйста, приказ!
- Э-э-э! Нет! Если я подпишу, то все подумают, что я грамотный!
Дзержинский и Бонч-Бруевич поспорили на тему, что лучше иметь:
жену или любовницу. Железный Феликс говорит, что любовницу, а
Бонч-Бруевич стоит на том, что жену. После продолжительного
и безрезультатного спора обращаются к Ленину:
- Ильич, рассуди нас!
- И ты, Феликс, неправ, и ты Бонч-Бруевич...
- ?
- Лучше иметь и то, и другое.
- ?!
- Жене сказал, что пошел к любовнице, любовнице сказал, что
пошел к жене, а сам взял книжки, залез на чердак и
учиться, учиться и учиться...
Соратники Ленина были большими шутниками. Они любили писать
и расклеивать по столице объявления типа: "Продается дойная
корова", "Плету лапти недорого" или "Продается самогон" и
везде указывали кремлевский адрес Ильича. Вот и тянулся к
Ленину народ нескончаемым потоком.
В Смольном Владимиру Ильичу в кабинет вносят цветок в горшке. Ленин спрашивает:
- Как называется этот цветок?
- Герань, - отвечают ему.
- Герань, герань... - говорит Ленин. Вдруг выдергивает цветок с корнем.
- А землю отдайте крестьянам.
Ленин с броневика:
- Товагищи, пролетарская революция, о необходимости которой так долго твердили большевики, свершилас!!! А теперь посмотрим, что это за ху#ня!
Ходок на приеме у Ленина Жалуется:
- Владимир Ильич! Голод в деревне! Жрать совсем ничего не осталось! Мужики кости грызут. Того и гляди скоро лаять начнем!
Ленин отрывается от бумаг:
- Не стоит батенька так драматизиговать. Вот мы вчера с товагищем Дзегжинским медку откушали - не зажужжали!
Ленину нравились разные дома мод-Шанель, Версажь, Гуччи, Кристиан Диор, - поэтому он носил на своей жилетке разные пуговицы.
Весна 1917 г. У Финляндского вокзала в Петрограде толпа с красными флагами: встречают Ленина. Ленин выходит, забирается на броневик, снимает кепку и говорит:
- Люди добрые, я сам не местный, только что из Швейцарии... живу в шалаше...
В похоронах дедушки Ленина дети не участвовали. Было холодно, и он боялся, что они простудятся.
- Товарищи, знаете, как враги расправились с Феликсом Эдмундовичем Дзержинским? Они подложили ему в унитаз магнит!
20-е годы, Питер. По набережной марширует отряд будёновцев и громко поёт революционные песни, а
чуть в стороне стоят два еврея, один другого и спрашивает:
- Абрам, скажите, что это за люди и о чем это они поют?
- Уважаемый Моисей, это ж будёновци, они поют "Кипит наш разум возмущенный", и через цю вострую
х%йню пар выпускают.
Ленин с грузовика:
- Товагищи, пролетарская революция, о необходимости которой так долго твердили большевики, свершилась!!! А теперь посмотрим, что это за ху#ня!

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12